Пётр (piter239) wrote,
Пётр
piter239

Интересная статья: Гомеопатия, плацебо и сила отрицания

Об иррациональности учёных и рациональности гомеопатии.

Стремление научного сообщества оградиться от лжеучёных, конечно, может приводить и к выплёскиванию "ребёнка" вместе с водой.

Сила этого сообщества в том, что и эта проблема может быть отрефлексирована и, со временем, решена. Я на это надеюсь

Оригинал взят у anairos в Гомеопатия, плацебо и сила отрицания
Как известно, не так давно наша научная инквизиция – Комиссия по борьбе с лженаукой – выпустила меморандум, в котором публично и открыто объявила лженаукой гомеопатию.

Причин для этого множество, и они общеизвестны. Во всех опытах гомеопатические средства оказываются не эффективнее плацебо. Гомеопатические теории либо были созданы еще до открытия атомной структуры вещества и потому ошибочны, либо представляют собой мешанину терминов, где часто встречаются слова вроде «квантовых резонансов» и прочего.

Кстати, если у вас есть время, обязательно прочитайте «письмо запорожцев турецкому султану», то есть то, что гомеопаты написали в ответ на опубликованный меморандум. Это чрезвычайно поучительные тексты, которые, пожалуй, убеждают в псевдонаучности гомеопатии даже сильнее, чем все доводы Комиссии.


Однако в процессе споров на эту тему выяснилась интересная вещь. Оказывается, представители нашей классической доказательной медицины отрицают эффект плацебо как таковой.

Точнее, эффект они признают – в конце концов, название для него было придумано их корифеями, авторитет которых весьма высок. Но я уже не в первый раз слышу, что плацебо не способно ни от чего вылечить. По мнению многих ученых – в том числе членов самой Комиссии – эффект плацебо сводится к субъективному, мнимому улучшению самочувствия, которое не сопровождается никакими реальными изменениями в организме.

Честно признаться, такие заявления стали для меня сюрпризом. И прежде всего потому, что тут то, что ученые медики говорят, находится в резком противоречии с тем, что они при этом делают.

На всякий случай напомню. С тех пор как эффект плацебо был обнаружен и описан, он является основой всей доказательной медицины.

Каждое новое лекарство проходит испытание двойным слепым методом. Пациентов, на которых проводится опыт, случайным образом делят на две группы. Экспериментальная группа получает новое лекарство. Контрольная – пустышку, которая выглядит точно так же. При этом ни пациенты, ни те врачи, которые дают им лекарство, не знают, настоящее оно или нет – отсюда и название.


Чтобы лекарство было признано действующим, оно должно показать себя в этом опыте лучше, чем плацебо.

Но такое испытание имеет смысл только при одном условии – если плацебо, хотя бы в некоторых случаях, действительно помогает. Иначе зачем сравнивать вообще? Достаточно посмотреть, кому из пациентов действительно стало лучше, а кому это только показалось.

Давайте вспомним, где плацебо наиболее эффективно.

Обезболивающее. Тут не поспоришь: лекарство-пустышка снимает ощущение боли, но не устраняет ее причину, то есть не лечит в буквальном смысле. Но вот проблема – настоящее обезболивающее действует точно так же. Оно тоже вызывает лишь «субъективное устранение болевых ощущений», потому что никакого объективного обезболивания не существует.

Боль по определению субъективна, поэтому ее не испытывают, например, насекомые. Зато у человека может ныть перед дождем колено, которого нет – потому что нет вообще всей ноги.

Жаропонижающее. Тут все наоборот. Не может быть никакого мнимого, субъективного снижения температуры. Это физическая величина. Термометр беспристрастно показывает, снизилась она или нет, а часы – за какое время.

Рвотное и противорвотное. Интересно, какой врач на полном серьезе стал бы утверждать, будто пациенту может просто казаться, что его тошнит или не тошнит.

Лечение бородавок гипнозом и таблетками-плацебо – общеизвестный метод. И в обоих случаях внушение вовсе не заставляет пациента забыть, что он оброс бородавками – они исчезают вполне объективно.


С другой стороны, там, где внушение не работает, это сразу очевидно. Еще ни один гомеопат или гипнотизер-целитель не сумел вылечить ракового больного – зато многим такие специалисты «помогли» запустить опухоль до неоперабельного состояния.

Не получится при помощи плацебо в любой его форме и вывести, например, камни из желчного пузыря. Организм попросту не сможет исполнить такую команду – у него нет для этого средств.

На сеансах проповедников-харизматов порой «прозревают» слепые. Им начинает казаться, что они увидели свет. Но стоит проверить их при помощи обычного фонарика, как сразу станет видно, что их зрачки как не реагировали на свет, так и не реагируют.

Во множестве случаев, чтобы помочь больному, нужно физически воздействовать на него извне. И тут плацебо действительно бессильно.

Здесь, и только здесь, отрицатели оказываются правы. Внушение не может вылечить, но может заставить чувствовать себя хорошо – или, по крайней мере, приемлемо. И это очень плохо.

Те, кто на это попался, производят жуткое впечатление. Это не только пациенты целителей и гомеопатов. Фанатичные веганы и праноеды страдают тем же самым. Объективно они больны, истощены, порой уже умирают – и это заметно с первого взгляда. Но при этом светятся от счастья, превосходно себя чувствуют, полны энергии и не собираются ничего в своей жизни менять – ведь им так хорошо.

Кстати, «энергия» может и не быть мнимой. При помощи внушения вполне можно взвинтить психику до гипоманиакального состояния. А в этом состоянии человек вовсе не обязательно рычит и гоняется за окружающими с топором.

Наоборот, находиться в нем удивительно приятно. В теле кипят силы, а в голове – идеи (все, как одна, гениальные). Сидеть на месте просто невозможно, хочется немедленно бежать, сворачивать горы и вести за собой народные массы. Чем это обычно заканчивается – читайте в известных «Записках психиатра».


Иными словами, довод «пусть гомеопатия – плацебо, но плацебо ведь тоже лечит» действительно опасен.

Если бы лекарства-пустышки выпускали только от тех болезней, где плацебо способно помочь, или использовали как паллиативы для безнадежно больных, в этом не было бы большого вреда. Но они агрессивно захватывают рынок и в тех областях, где реальное лечение может спасти жизнь, а его отсутствие ведет к мучительной смерти. И вот это уже преступление.

Однако и другая сторона в споре выглядит странно. В своем стремлении к объективной истине ученые врачи начинают отрицать то, что является подтвержденным научным фактом, и чем они сами активно пользуются в собственной деятельности – что внушение и самовнушение может приводить к объективным, фиксируемым изменениям в организме. Что иногда плацебо действительно лечит, причем лечит ничуть не хуже, чем проверенные настоящие лекарства.


Как раз сейчас, во время работы над этой статьей, я перечитываю некоторые главы из книги Джорджа Хансена «Трикстер и паранормальное». И некоторые идеи Хансена удивительно хорошо ложатся на происходящее сейчас.

Структурированное сообщество – социум, религия, медицина, академическая наука – охраняет свои границы. Вот врач, вот пациент, вот лекарство. Вот ученый, а вот его опыт, за которым он беспристрастно следит, не вмешиваясь. Вот человек, а вот Бог, обитающий «где-то там». Реальность и воображение, выдумка и правда, жизнь и смерть, прошлое и настоящее – все это разделено, и не нужно никаких усилий, чтобы отличить одно от другого.

И больше всего сообщество боится того, что эти границы размывает.

Вдруг оказывается, что порой настоящее лечение происходит между врачом и пациентом, а лекарства и процедуры бывают лишь вспомогательными ритуалами.

Что результат эксперимента может зависеть от ожиданий и убеждений экспериментатора, и беспристрастного наблюдения не существует вовсе.

Что Бога вполне можно буквально встретить лицом к лицу, и это заканчивается плачевно если не для самого человека, то уж точно для его верований.

Этот страх, иррациональный по природе, великолепно находит себе разумное обоснование. В области «ненормального» обитают не только чудеса и тайны. Это место, где резвятся иллюзии, обманы и заблуждения. Наткнуться там на лжеца, мошенника, искусителя намного проще, чем на истинное волшебство.

Если дать ему полную свободу, оно станет смертельным ядом для всего – общества, разума, психики. Только подготовленный человек может исследовать его и не только уцелеть, но и вернуться с ценной информацией или опытом. Превратить разрушительную силу хаоса в созидательное могущество чуда.

Но объем наших знаний растет с каждым днем. И надо полагать, что сейчас он уже вплотную приблизился к пределу. Любые исследования, способные не просто уточнить что-то в наших теориях, а открыть новое знание, возможны только в пограничных областях. А это значит, что они будут не поддерживать и обогащать структуру, а разрушать ее.

И поэтому структурированные сообщества закрываются в себе. Если раньше они отрицали то, что было за пределами их власти, то теперь вынуждены отсекать части самих себя – те, что поневоле прикоснулись к запретному.

Их больше не исследуют. О них стараются не говорить и не думать. Даже если они необходимы для повседневной работы – их будут использовать, но при этом отрицать, что такое вообще возможно.


Чем это закончится – я не знаю.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments